Оставаясь на сайте, вы принимаете Соглашение об использовании сайта, в том числе даете согласие на обработку файлов cookie и пользовательских данных.

неинтересная работа

У меня неинтересный проект. Пора валить...

1569
32

Почему-то всегда кажется, что все хорошее где-то там, но не здесь. Рыба лучше на противоположном берегу, проекты интереснее в другой компании, жизнь слаще в другой стране... Кто они, интересные IT-проекты?


«Пацаны. Ну что мы тут сидим как прибитые? Да посмотрите на того мужика, глянь он тягает с какой скоростью. Ну ясно же, что здесь рыбы нет, она вся на том берегу. Ну скучно же и неинтересно тут сидеть. Пора валить… на тот берег».

«Вася, ну ты глянь какая дорога, ну чего мы трясемся как припадочные! Встречная полоса же лучше, там ровнее. Ну скучно же и неинтересно так медленно здесь ехать. Пора валить… на встречку».

«У меня неинтересный проект! Я работаю с ним уже даже не помню как долго. Как же он мне надоел. Хочу интересный. Пора валить…»

Что-то подобное все слышали от своих друзей, коллег и, возможно, даже от самих себя. Почему-то всегда кажется, что все хорошее где-то там, но не здесь. Рыба лучше на противоположном берегу, а дорога — на встречной полосе, проекты интереснее в другой компании, жизнь слаще в другой стране или в столице как минимум. Но да ладно, оставим рыбу рыбакам, дороги водителям, а сладкую жизнь мажорам. Давайте подумаем, что там за такие интересные IT-проекты, которых у нас нет, а у соседей хоть отбавляй.

Какой такой павлин-мавлин?

Вот лично мне хотелось бы знать, а что такое интересный проект?

Скажем, строительство самолета Миг-29 – это интересный проект? «Ну конечно», — наверняка ответит почти каждый. А монотонно изготавливать лопатки турбины двигателя этого самолета — это интересная задача? Вряд ли будет столько же положительных ответов. По крайней мере, если вы хоть раз в жизни работали на реальном заводе на каком-нибудь производственном участке, то, скорее всего, ответите, что ничего интересного в такой монотонности нет.

Вот я в детстве работал слесарем на заводе в качестве производственной практики в школе, поэтому могу позволить себе использовать такое сравнение. Ну как же так? Ведь одно без другого не будет построено вообще. То есть без «неинтересных лопаток» не будет двигателя того самого самолета. Поищите в Google «невероятный взлет миг 29» и вы поймете, какое значение неинтересные вещи имеют для интересных.

А что же такое неинтересный проект в IT?

Я вспомнил кое-что из того, что слышал вокруг, спросил кого-то в лоб, и что же мы видим:

Поддержка существующего кода на протяжении нескольких лет, когда уже все настолько запутано, что трудно понять кто, что и когда делал? «О дааа!»— слышу я где-то у себя за спиной. «Вот оно, то самое!»

Непрерывный поток задач, приходящих с требуемым сроком исполнения «вчера», и количество этих задач просто погребают под собой всю команду? «Да, да, да!!!» — слышу я с другой стороны. «Ну прямо в точку!»

Заказчик нам устраивает пинг-понг, нас ревьювят жестко и бескомпромиссно, требуют постоянно что-то менять, т.к. «оно» не совпадает с видением очередного специалиста на стороне клиента? «Ну конечно же, да!» — говорят мне. «Ведь это жеж просто ужос, что в этом интересного?»

Чужой код, который теперь надо поддерживать и развивать нам, а мы не знаем всех деталей работы проекта, а решение задач от нас уже требуют? «Ну конечно!» — отвечают мне. — «Это просто угнетает».

«Я не развиваюсь», «Меня не мотивируют», «Мне денег платят мало, в конце концов, а просят сделать много, и все от этого становится грустным, серым и неинтересным» — все это тоже, наверное, можно отнести к понятию «неинтересного проекта» и причине, по которой поравалильщиков может стать больше.

демотивация

Стопэ, пацанчики!

А давайте взглянем на все изложенное выше со стороны. Почему-то мне кажется, что выглядят все эти неинтересности как наши собственные недоработки или неумение, неспособность признать, что мы сами опускаем руки, не желая сделать что-то действительно прорывное для своей работы. Кто-то сказал (возможно, Махатма Ганди):

«Хочешь изменить мир – начни с себя».

И ведь это правда.

Ведь правда же, что способность ориентироваться в запутанном коде, и пусть не сразу, а постепенно распутывать его — это само по себе весьма серьезное умение, и за обладание таким навыком разработчика будут ценить всегда, в любом месте. Проект, который находится у вас в компании на поддержке в течение многих лет — это сам по себе уже удачный проект. Среди огромного количества команд по всему миру именно вы обеспечиваете все эти годы работоспособность проекта клиента. И он, клиент, вне всяких сомнений, будет вам благодарен, даже если в дальнейшем отдаст проект в другую команду.

Если нам постоянно присылают огромное количество задач (пусть и требуют их реализовать «вчера»), то у нас есть серьезный вызов в том, как организовать работу с таким клиентом, как уметь переносить все сопутствующие стрессовые ситуации. Это на самом деле сложно и трудно, это потребует приложения больших усилий. Но если вы справлялись с этим долгое время, то вы, несомненно, один из самых ценных сотрудников. Опыт, приобретенный в таком ритме работы, — это ваш личный капитал, который будет полезен вам всегда. Когда вы станете менеджером проектов (если вы захотите им стать), вы точно вспомните этот опыт, и он вас не раз спасет в дальнейшей работе.

Мы бьемся с тем, что наш код работает, но на стороне клиента есть люди, которые просят нас что-то в коде менять, потому что, на их взгляд, у нас не так оформлено, не так названо, не так расположено. Но давайте задумаемся о том, что это заказчик оплачивает нашу работу, это он выставляет требования по соответствию кода его стандартам. Даже если нам кажется, что к нам придираются, ведь преодоление таких разногласий — это тоже серьезный вызов и для менеджмента, и для разработчиков. Пройдя такие трудности, подумайте о том, как производят те самые военные самолеты. Я уверен, что там военная приемка еще более жесткая. Но только так на свет появляются действительно выдающиеся решения. Кто знает, может и то, что вы реализовали сейчас, когда-то станет чем-то прорывным.

сложная работа

Если у вас есть автомобиль, то вы наверняка знаете, что каждый новый механик, посмотрев на то, что у вас под капотом, почти всегда говорит, что он бы руки оторвал тому, кто так цинично изнасиловал ваш автомобиль до него. Мне всегда кажется, что он сожалеет о том, что был не первый, кто это сделал. Поэтому я всегда настороженно отношусь к таким специалистам, сомневаясь в их профессионализме. А вот если он говорит, что «есть интересное решение, хотя и спорное, мне кажется, что можно его улучшить, и я, мол, подумаю, как сделать ваш авто лучше», то я подспудно готов ему доверить своего железного коня.

Отношение к программному коду, созданному кем-то до нас, мне кажется, должно быть именно таким. Конечно, часто хочется сказать, что надо все переписать, что я не хочу ковыряться в «этом» и исправлять чужие косяки, потому что с меня уже просят результат, а я не знаю, что делать. Но тогда возникает вопрос к нашей профессиональной пригодности. Раз уж мы говорим, что мы разработчики, то умение разобраться в чем-то созданном до нас и есть признак профессионализма.

Помните шедевр советского кино «Формула любви»? Там был кузнец, который говорил: «Ален ноби, ностра алис», что означает: «Ежели один человек построил, другой завсегда разобрать может». Так что либо мы профи, либо нечего из себя таковых корчить. Как говорится: «Нет потенции — сваливай с рынка».

Подумайте об этом в следующий раз, когда захочется пожаловаться на чужой код. Вполне возможно, из этого кода можно выжать здравое зерно, и если это так, то надо это делать, и это не может быть неинтересным для профессионала.

Разве все это нас не развивает? Если так, то, вероятно, мы немного попутали со своей ориентацией в профессии и восприятии обстоятельств. Надо что-то переосмысливать.

Ну, а если нам неинтересно, потому что нам платят мало денег… Подумайте, возможно, ваше руководство хочет от вас чего-то большего, чем просто хорошо кодировать. Возможно, вас подталкивают к чему-то новому, например, к передаче знаний новым сотрудникам, обучению коллег, изучению каких-то новых технологий, чтобы этот опыт привнести в компанию, а не просто оставить при себе. Ведь вы, как ценный сотрудник, неотъемлемая часть компании, и компания ждет от вас какого-то нового, необычного вклада в ее жизнь. Если вам не хочется этого делать, то вопрос не в неинтересности, а именно в нежелании. И это уже совсем другая история. Не правда ли?

Не буду лукавить, лично мне также сложно иногда преодолевать себя и делать что-то, что мне кажется неинтересным, а иногда и бесполезным. Но проходят годы, и однажды ты узнаешь, что твоя работа, которую ты делал много лет назад, приносит пользу и более чем через десятилетие. И об этом я тоже когда-нибудь попробую рассказать.

я требую повышение зарплаты

Так что же такого особенного есть где-то на стороне, чего нет там, где вы работаете и живете?

Мы работаем в общем рынке, мы видим все, что делается в нашей сфере во всех точках мира. И мне кажется, все что угодно, но только не неинтересные проекты могут быть причиной нашего недовольства. Ведь они, проекты, везде одинаковы. И лишь наше отношение к ним определяет уровень интересности. Только люди самостоятельно творят свое отношение к окружающему.

Всё, что в жизни есть у меня…

«Нам песня строить и жить помогает», как пели в отличном фильме «Веселые ребята». Поэтому перед тем, как читать далее, слушаем песню.

Послушали? Внимательно послушали? А теперь представьте, что все эти слова про вас и ваше отношение к вашей же работе, вашей профессиональной деятельности, к компании, в которой вы трудитесь, к команде, с которой вы работаете над самыми «неинтересными» проектами. И вот только с таким настроем можно преодолеть и трудности в работе, проблемы в жизни, и вообще быть позитивным и интересным человеком.

Давайте помнить, что нашу работу и жизнь делает для нас интересными не кто-то издалека, а мы сами. И только мы!

Удачи!

P.S. Автор иллюстраций — полюбившийся многим James Gilleard.